<<ВЕРНУТЬСЯ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ<<ФАНТАСТИЧЕСКИЕ СНЫ

САМЫЙ ПРИКОЛЬНЫЙ СОН В МОЕЙ ЖИЗНИ

(рассказала Лора Бочарова)
Я иду по серому старому городу с узкими улочками и выхожу на площадь.
Круглая маленькая площадь, окруженная готическими домами.
В центре – круглая тумба. За ней трое человек играют в карты.
Игра очень простая. В колоде всего четыре типа карт – двойки, тройки, семерки и тузы.
За каждым из игроков закреплено определенное достоинство.
Все тянут по одной карте и делают ставки друг на друга, типа – ставлю на тройку!
Потом переворачивают карты. У кого достоинство не совпало с закрепленным – раскошеливается.
Банк срывает тот, кто сделал верную ставку. Простота и азартность игры так меня захватывают, что я прошусь:
– Нельзя ли мне поиграть четвертым?
– Можно – говорят, – садись.
А какая карта свободна? – спрашиваю.
– Туз».
Сажусь. Играем. Хорошо сидим. Душевно. Наконец один говорит:
– Ну что, пора по домам?
– Да, – говорит другой, – пора по домам, по гробам.
Все взмывают над тумбой и разлетаются в четыре стороны света – в узкие улочки.
Я тоже лечу над мостовой и думаю: «Блин, так клево сидели! А теперь назад, а там родственники рыдают, тоска!»

И просыпаюсь. Просыпаюсь в гостиничном номере.
У окошка красит губы моя школьная подруга Инна.
– Вау! – говорю я. – Я сейчас такой сон видела!!! И рассказываю ей.
Она поворачивает голову от окна, смотрит на меня и говорит:
– Так. А ты знаешь, что такие сны могут сниться только мертвым?
...Я немного холодею – и просыпаюсь.

Ясный день. Я в гостиничном номере на кровати.
Из номера выходит моя подруга Инна при полном марафете.
– Вау!!! – говорю я. – Представляешь, какой мне только что сон приснился?!
И рассказываю ей в подробностях.
Она подходит к койке, смотрит на меня внимателтьно и говорит:
– А ты вообще знаешь, что Книгу Судеб могут писать только те люди, которые видят сны, какие снятся только мертвым?
– Н-нет… – говорю я, а сама – цоп руку под подушку
Там и верно какая-то книга. Достаю – книга в тисненом кожаном переплете с пустыми страницами.
– Так вот, – говорит подруга, указывая на книгу, – БЕРИ И ПИШИ!
...Тут я и проснулась, ошалелая.